Пенсионная реформа
27 сентября 2020 г.
Прямая речь
25 ИЮНЯ 2014

Михаил Бергер, экономический обозреватель:

Умом граждане не очень понимают, что это за «накопительная часть». Никто этого не видел, не щупал, этим не пользовался. Конечно, взять и конфисковать часть пенсионных накоплений — довольно странное действие, но народ перенёс его спокойно, это не монетизация льгот. А публичный спор Минфина и Минэкономразвития — это уже традиция, уходящая в прошлое вплоть до царя Николая Второго. Меняются министры, а разногласия остаются: между Грефом и Кудриным, между Набиуллиной и Игнатьевым, а сейчас — между Силуановым и Улюкаевым. Ничего особенного в этом нет, необычно то, что стычка имела публичный характер, учитывая нынешние взаимоотношения правительства и средств массовой информации.

Поводы для таких споров всегда разные, чаще всего конфликт возникает из-за оценки инфляции и разных подходов к определению ВВП. Просто с одной стороны — вопросы казны, а с другой — вопросы развития, казна должна траты ограничивать, а развитие, наоборот, требует вложений. Идеология всех споров такова.

На ход пенсионной реформы это событие не повлияет вообще никак, поскольку реформа находится в странном, коматозном состоянии, ей уже всё равно, что уколы, что препарки. Реально это просто лишнее подтверждение тому, что за Крым надо платить. Пришёл первый чек, хотя далеко не последний.







Прямая речь
23 ОКТЯБРЯ 2013

Антон Орех:

Если одним из главных достоинств существовавшей до последнего времени пенсионной системы была ее прозрачность (зная состояние своих страхового и накопительного счетов в любой момент можно было прикинуть размер заработанной уже пенсии), то новая система этого достоинства лишена. Теперь размер пенсии будет зависеть от ежегодных решений правительства. Желающие, правда, могут оставить за собой прозрачную накопительную часть, но расти за счет страховой (как это предполагалось в первоначальном варианте 2002 года) она не будет.
Для тех, кому сегодня 35-40 лет, это второе масштабное изменение правил игры, которое не только дезориентирует, но и лишает остатков веры в то, что с государством можно иметь хоть какие-то дела.

Прямая речь
20 НОЯБРЯ 2013

Константин Мерзликин, РПР-ПАРНАС:

У нас вообще с пенсионной реформой вышла некоторая беда. Эта реформа была начата ещё правительством Касьянова на рубеже 2002 и 2003 годов и предполагала активное развитие так называемого накопительного элемента, причём в группу, которая должна была накапливать пенсии, входили граждане, если говорить о мужчинах, 57 года рождения и младше. Потом эта реформа несколькими отдельными ударами была разрушена, и на сегодняшний день мы живём в полной неясности относительно того, какая у нас пенсионная система и каковы источники финансирования в отдалённой перспективе. И вот сейчас делается очередная попытку эту систему создать, сбалансировать, ничего с этим делом не получается, и поэтому, когда начали возникать проблемы с федеральным бюджетом и бюджетам регионов, была предпринята некоторая фискальная попытка разрешить проблему ближайших лет. Отсюда это решение об исключении накопительного элемента на следующий год, когда соответствующие сборы вообще не будут осуществляться.

Собственно говоря, вот этот момент больше всего привлекает наше внимание с политической точки зрения. Речь идёт о том, чтобы фактически завершить историю накопительного элемента, превратить его в какую-то незначительную величину в общей долгосрочной конструкции пенсии. Таким образом, мы возвращаемся в исходный пункт, когда речь идёт о чисто распределительной пенсионной системе. В ней, конечно, можно пытаться сбалансировать как-то обязательства перед будущими пенсионерами и доходы по годам, но всё это делать довольно сложно, в первую очередь — из-за демографии, поскольку доля работающего населения, из начислений на зарплату которых платятся пенсии текущим пенсионерам, сократится в ближайшие пять-десять лет достаточно стремительно. Что будет делать правительство в долгосрочной перспективе, не очень понятно. Сейчас оно пытается разными конструкциями расчёта пенсий скрыть повышение пенсионного возраста, но достаточно очевидно, что без реального его увеличения пенсионную систему поддержать невозможно. Время потеряно, накопительный элемент не заработал, его убирают по ситуативной причине, минимизируя трансферт бюджета в Пенсионный фонд на ближайшие годы, и это приводит к тому, что снова придётся вернуться к старой пенсионной системе, но в более неприятной ситуации, когда нет особых резервов, чтобы закрывать разрыв, связанный с демографией.


Александр Починок
, экономист:

Я уверен, что реформу будут корректировать и довольно скоро. Конечно, для того чтобы что-то исправить, нужно это сначала принять. Я не Кассандра, не берусь делать предсказания, но очевидно, что нужно будет создавать стимулы для людей зарабатывать себе на пенсию и объяснять, как человек может её увеличить, увеличить накопительный компонент. В этом я почти уверен. Вообще экономическая грамотность населения абсолютно необходима для этой реформы. Потому что для того, чтобы её проводить, нужно, чтобы человек понимал, что он должен делать. Если он этого понимать не будет, то и успех реформу не ждёт.


Сергей Миронов, председатель партии "Справедливая Россия": 

Пенсионная политика – это политика с перспективой как минимум на многие десятилетия. Но если каждые десять лет ее нужно пересматривать, то это означает, что никакой пенсионной политики у государства нет. Есть конъюнктура, продиктованная фискальными, бюджетными, иногда политическими, но в любом случае краткосрочными соображениями. А руководствоваться надо долгосрочными социальными приоритетами. Опираться на солидарность поколений, а не на индивидуализм, когда каждый за себя и только. И не пенсии подгонять под текущие бюджетные возможности, а бюджетную политику выстраивать так, чтобы хватало на пенсии для всех.
Нет никаких гарантий, что предлагаемые сегодня изменения в пенсионной системе – это действительно на долгий срок. Что это действительно надежные ориентиры для каждого гражданина. И для тех, кто уже готовится к выходу на пенсию, и для тех, для кого пенсия – отдаленное будущее.
Это будущее не должно быть в тумане! А оно пока остается туманным, неопределенным и рискованным. Предлагаемые изменения эти риски не снимают. И не могут снять, потому что слишком поспешно и кулуарно они вырабатывались. Да, к обсуждению в Думе пенсионных вопросов на пленарное заседание приглашены представители непарламентских партий. Это хорошо. Но это никак не заменит совершенно необходимого в таком важном деле всестороннего и широкого общественного обсуждения предлагаемых правительством мер. Иначе мы снова придем к тому, к чему пришли – к необходимости опять через несколько лет менять правила.

Фотографии с сайтов parnasnn.ru и ikm.hse.ru и A.Savin /commons.wikimedia.org
Прямая речь
23 ДЕКАБРЯ 2013

Виктор Шендерович, писатель-сатирик, журналист, публицист:

Знаете, хотя я уже вошел в предпенсионный возраст, должен признаться, что я ничего особенно хорошего о своей пенсии не думаю. Наше государство убедило меня в том, что ничего хорошего от него ждать не приходится, и я не очень рассчитываю, что оно каким-то образом будет мне помогать в моей старости. Я гораздо более озабочен тем, как я сам в моей старости буду помогать окружающим меня людям, надежды на государство никакой нет, и это ощущение, по-моему, разделяют со мной все люди не то, чтобы доброй воли, но здравого смысла.

Антон Орехъ, журналист:

Про свою пенсию я готов сказать, что я надеюсь работать максимально долго, до тех пор пока ноги носят, руки пишут и голова соображает. Потому что последняя мысль, которая вообще могла у меня возникнуть — это жить на пенсию. Я очень слабо представляю себе, какие там у меня накопительные, какие ещё есть части, я очень плохо представляю, как это всё устроено. Я только понимаю, что в пенсионном фонде денег нет и, скорее всего, не будет. И очень смешной мне кажется идея что-нибудь такое финансировать — вот ты положил 10 рублей, государство положило ещё 10 рублей, это по-моему странная идея. Через 10 лет не будет никаких людей, никакого пенсионного фонда, никаких денег, и планировать в таких условиях на годы вперёд очень тяжело. Поэтому, когда речь заходит о пенсии, я могу только сказать, что дай Бог мне здоровья, чтобы я просто мог работать. Максимум, это будет такая приятная добавка к моему основному жалованию. 

Федор Лукьянов, журналист, политолог:

Я не имею никакого отношения к экономике и ничего в этом не понимаю. Но как человек, которому, собственно, непонятно через сколько точно лет — потому что пенсионный возраст будет повышаться, — но в промежутке между 15 и 20 годами предстоит выйти на пенсию, я исхожу из того, что на государственную пенсию рассчитывать не стоит. Потому что тенденция реформирования пенсионной системы такова, что, как мне кажется, через какое-то время её просто не будет. В силу, с одной стороны, идеологических причин, так как там возобладает какой-то более либеральный подход, а с другой стороны — может сказаться простое отсутствие денег из-за неудачных и хаотичных попыток предшествующих реформ. Так что я спокойно отношусь к этой проблеме, но с осознанием того, что на пенсионное обеспечение лучше не рассчитывать.

Прямая речь
15 ЯНВАРЯ 2014

Евгений Ясин, научный руководитель университета «Высшая школа экономики»:

Заявление Силуанов очень даже соотносится с нынешней пенсионной реформой, потому что первое предложение там — начислять различный коэффициент в зависимости от продолжительности трудового стажа и его качества, что определяет то, с какого момента начисляется пенсия и каким будет её объём. Это пока ещё не очень ясно, вопрос обсуждается, но реально речь идёт о предложении повысить пенсионный возраст. Министра финансов, как и многих других людей, не удовлетворяет сама модель, которая сейчас предложена и проталкивается. Но она, я так понимаю, рассматривается как временная, поскольку очень скоро станет понятно, что капитальные проблемы с пенсионным обеспечением она не решает. По крайней мере, таково моё мнение — в течение нескольких ближайших лет мы можем ожидать ещё одной пенсионной реформы.

Прямая речь
1 АПРЕЛЯ 2014

Евгений Ясин, научный руководитель университета «Высшая школа экономики»:

Я согласен с оценкой Силуанова. В том виде, в котором пенсионная реформа осуществляется сейчас, она недоделана и не приведёт ни к каким заметным результатам, мы должны довести это начинание до конца. Во-первых, необходимо повысить пенсионный возраст. Во-вторых, нужно сделать так, чтобы всем пенсионерам были открыты пенсионные счета, и они самостоятельно делали бы на них взносы из своей зарплаты, которая должна быть повышена. Кроме этого, есть проблема двойного платежа — сегодня те люди, которые делают взносы, платят и за свою будущую пенсию, и за тех, кто является пенсионером уже сегодня. Эта проблема говорит о том, что должен был сделан значительный вклад государства, например, в качестве индалмента в Пенсионный фонд из Фонда национального благосостояния. Это уже будет серьёзная реформа, несомненно, очень большая, но она совершенно необходима.

Прямая речь
21 МАЯ 2014

Кирилл Рогов, публицист:

Это действие вполне логичное, если деньги забрали один раз — почему бы не делать это постоянно. Собственно говоря, население в накопительную систему не верит, большая часть людей относится к пенсии как к бюджетному механизму. И соответственно, эта история не очень интересует широкие массы граждан. Скорее, речь идёт о характеристике экономической политики, которая всё больше и больше приобретает «позднесоветский» характер. Есть ухудшающаяся экономическая ситуация, растущие бюджетные расходы, связанные, в первую очередь, с различными политическими решениями. И нет никаких реальных ограничителей, которые могли бы защитить финансовую систему от таких рисков. В результате та экономическая стаби