Итоги года
15 ноября 2019 г.
Итоги года: Возвращение к традиционализму
3 ЯНВАРЯ 2015, СЕРГЕЙ КАРАГАНОВ

ТАСС

О внешнеполитических итогах года «Ежедневному журналу» рассказал известный эксперт-международник Сергей КАРАГАНОВ.

Сергей Александрович, единственное, пожалуй, в чем сходятся все аналитики — так это в том, что 2014 год был рубежным, что именно он открывает двери в некий новый мир. Причем это касается как внешней, так и внутренней политики. Каким будет этот новый мир для нашей страны, на ваш взгляд?

В следующем году мир будет таким же, как и сейчас — миром нарастающего хаоса. В этом хаосе появились как позитивные, так и негативные тенденции. Негативные заключаются в том, что к компании западных разрушителей существующего международного порядка присоединилась и Россия, жёстко действуя на Украине и в Крыму. Хорошие тенденции также связаны с Россией, так как благодаря этим жёстким действиям удалось предотвратить дальнейшее обострение украинских событий. А оно неумолимо накатывалось в связи с дестабилизацией этой страны, а главное — с казавшимися неизбежными новыми попытками киевских властей вступить в НАТО, что могло бы стать casus belli.

Россия не может позволить себе вхождения в НАТО государства, с которым она имеет более 2000 км незащищенной границы. А НАТО, как показала практика, когда есть возможность, легко превращается из оборонительного в наступательный союз: Югославия, Ирак, Ливия…

Хотя политика Москвы весьма рискованна. Можем и провалиться. Особенно при отсутствии решительных экономических и правовых реформ. Последние 8 лет их не было, и мы, поворовывая, проедая ренту, поругиваясь и побалтывая про модернизацию, уверенно катились вниз. Остается надеяться, что кризис вразумит.

Кажется, что за жесткими действиями Москвы на Украине стоит стремление России отвоевать себе место за неким главным столом, где ведущие мировые державы решают судьбы мира. Насколько такие представления о мироустройстве соответствуют сегодняшней реальности? И если соответствуют, каковы, на ваш взгляд, шансы, что России удастся занять это место?

К сожалению, современный мир вернулся, причём на самом деле уже давно, к традиционалистской политике. Впрочем, с одним отличием. Это отличие заключается в том, что часть стран, замечу, всё уменьшающаяся часть, продолжает эту политику лицемерно отрицать. Но факт в том, что, кроме сужающегося островка Европейского союза, дай Бог ему здоровья, мир ре-национализировался и возвращается к той традиционной геополитике, которая уже много раз приводила к открытым конфликтам. И счастье, что у нас сохраняется ядерное оружие, потому что иначе мировая война разразилась бы уже давно. Возможно, ситуация стала теперь даже хуже, чем в предыдущие века, потому что в Азии исторически не было идеи «баланса сил», это европейская концепция, порождавшая в том числе и войны, призванные этот баланс поддерживать. А сейчас эта концепция распространяется и на Восток.

При этом вопрос о присоединении к «высшей лиге» государств для России не стоит — только о её месте в этой лиге. Потому что Россия уже является третьим по влиянию и мощи государством, и следующие за ней идут с огромным отрывом. Другое дело, что из-за некоей инерции после коллапса СССР Россия в Европе не получила место, которое она считает выгодным и законным. Именно это привело к действиям в стиле геополитического ревизионизма. Но при всей экономической слабости нашей страны надо понимать, что пока существует только три действительно мировые державы: США, Китай и Россия.

В одной из своих последних статей Вы писали, что во время украинского кризиса страны ЕС полагали заняться с Россией фехтованием, а та отбросила рапиру и взялась за оглоблю. Выяснилось, что западные страны отвыкли использовать оглоблю. Является ли в этих условиях новая «холодная война» неизбежной? Какие средства для ее ведения есть у России?

На протяжении последних 20 лет в европейской политике происходила ритуальная «игра в фехтование», десять против одного. И эти десять неумолимо оттесняли своего оппонента, играя по собственным правилам. Но потом тому надоело, он отбросил рапиру и взял оглоблю, что оказалось для остальных десяти совершенным шоком. Во-первых, это разрушило тот приятный мирок, в котором они жили, а во-вторых, за это время они «оперировать оглоблей» отучились. И в результате инициатива оказалась в руках Москвы. Реально же «холодная война» никогда не прекращалась, хотя и была переведена в иное русло. Её отрицали, но на самом деле России продолжали навязывать условия, по аналогии с Германией после Первой Мировой войны. Правда, без прямых аннексий и контрибуций. Отрицалось право России на защиту своих интересов и вообще на существование собственной зоны экономического, политического и военного влияния. При этом аналогичная западная «зона контроля», военно-политического через НАТО и экономико-политического через ЕС, расширялась на зоны, считавшиеся в Москве жизненно-важными для ее интересов. Именно это и привело к современному кризису, который был неизбежен и мог произойти разве что немного раньше или немного позже.

Причём, хотя читателям «ЕЖа» может быть неприятно это признавать, сейчас у России гораздо больше возможностей для противостояния, чем у Советского Союза. Он строился вокруг коммунистической идеологии, которая к 1980-му году умерла, а Россия — на государственном национализме, который разделяет большинство. Кроме этого, СССР был окружён со всех сторон геополитическими соперниками, Западом с одной стороны и недружественным, а то и враждебным Китаем с другой. При этом союзники Советского Союза стоили чудовищно дорого. Многие забыли о том, что помощь, которую СССР предоставлял, была больше, чем давал весь остальной мир вместе взятый, несмотря на советскую бедность. А сейчас мы помощи почти не даём, соответственно, союзников немного, зато к сочувствующим относится большинство поднимающихся стран, а к противостоящим — меньшинство. Хотя и обидно, что сейчас это меньшинство с нами в недобрых отношениях, всё-таки в него входит и Европа, которая нам духовно близка, из которой мы вышли.

Одной из характерных черт новой внешней политики России стало использование весьма экзотических аргументов. Присоединение Крыма объясняется сакральным значением полуострова для русского народа, а также тем, что в НАТО предполагали разместить базы в Крыму. Кому адресована подобная аргументация? В чем ее цель?

Идея сакральности Херсонеса мне очень понравилась, потому что она означает, что Киев для России сакральным характером больше не обладает. Это обращено, во-первых, к тем россиянам, которые ищут чего-то сакрального, а во-вторых — к внешнему миру. Другое дело, что внешний мир, видимо, недостаточно развит, чтобы понять, что именно ему было сказано. А буквально произнесено было не только то, что Крым теперь является священной землёй, но и то, что Украина таковой больше не является.

Но сейчас вообще все любят экзотические идеи. Например, борьба с распространением ядерного оружия, а затем — за распространение демократии в Ираке, где в результате погиб почти миллион человек. Или поддержка демократии в Ливии и других арабских странах. Диких идей сейчас чрезвычайно много.


На фото: Россия. Челябинская область. 23 апреля. Во время презентации памятной серебряной монеты, посвященной присоединению Крыма к России из серии "Собиратель Земель Российских". На аверсе монеты изображен барельеф президента РФ Владимира Путина, а на обратной стороне - контур полуострова Крым. Фото ИТАР-ТАСС/ Донат Сорокин















  • Аркадий Дубнов: ... как сообщил президент, страна получила прекрасный подарок к Новому году, замечательную ракету «Авангард», подобной которой ещё долго ни у кого не будет

  • Meduza: Год 2018-й в фотографиях: акции оппозиции, чемпионат мира, автомобиль в космосе и гениальный Бэнкси

  • Виктор Шендерович: Надежд на 2019 год в общественном смысле очень немного...
РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Итоги года. Симфония гудков
18 ЯНВАРЯ 2019 // ДМИТРИЙ ПЕТРОВ
О русских форумах в ЕвропеЭтой осенью Будва, Прага и Вильнюс приняли сотни «глобальных русских», живущих в России и вне, – художников, политиков и экспертов. При всей несхожести этих встреч, их роднили цели: свобода, творчество и благо страны.Осень была неспокойной. Сбитый ИЛ-20. Атаки на Израиль. Поставки Сирии систем С-300. Маневры «Восток-2018». Захват украинских судов. Арест Льва Пономарева. Ту-160 в Венесуэле… Таков фон пяти русских форумов, прошедших в минувшие три месяца за рубежом. Это не удивляет. Неприязнь властей к инакомыслию уже почти два века мешает россиянам обсуждать острые проблемы дома. Да и организаторы – Марат Гельман, Гарри Каспаров, Антон Литвин, Жанна Немцова и Михаил Ходорковский – живут вне России.
Итоги года. Транзит 18–19
13 ЯНВАРЯ 2019 // СЕРГЕЙ ШАРОВ-ДЕЛОНЕ
Об уходящем полагается говорить либо хорошо, либо ничего. А потому нам бы ничего не говорить. Но это нам — в мире много чего напроисходило такого, что его поменяет, видимо, очень круто, просто еще непонятно как. Не само по себе происходило — человеческими усилиями и человеческими же мозгами. Совершенно невероятные прорывы (куда еще они приведут, вопрос, конечно) в генетике и генной инженерии, в астрономии и астрофизике, в археологии, давно переросшей саму себя и ставшей мультинаучной дисциплиной, в технике и технологиях, в экономике и даже в политике. Вот уж где устоявшийся левый порядок казался незыблемым, а праволиберальный дискурс навсегда отошедшим в мир преданий, но...
Итоги года: заметки издалека
8 ЯНВАРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ОСОВЦОВ
Я понимаю, что читатели ЕЖа ждут подведения итогов, прежде всего, российского года. Но, должен признаться, что 2018 был первым годом в моей уже не такой короткой жизни, когда я в России не был вообще, поэтому могу говорить об итогах года применительно к ней, исходя из медийного контекста, за которым, признаюсь, следил ежедневно, общения с друзьями и близкими и собственных соображений, возникавших в процессе этих занятий. Вероятно, кому-то покажется поверхностным и чрезмерно отстраненным то общее ощущение, которое я могу выразить любимым русским словом железного канцлера Бисмарка — "ничего". То есть понятно, что в России каждый день что-то происходило, новостные ленты исправно функционировали, иногда случались события, вызывавшие бурю эмоций, но, по моему мнению, ни одно из них по своему содержанию не было качественно новым.
Книга итогов
8 ЯНВАРЯ 2019 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Мы столько уже написали «итогов» за эти восемнадцать лет, что впору издать «Книгу итогов». И я вам скажу, что это будет интереснейшая книга. Настоящая «Книга жизни». Или, возможно, «Книга мертвых», как в ужастике, если смотреть на нее глазами пессимиста. Со своей стороны, однако, я бы предложил в нее включить сепарированно две группы итогов. Одна группа – итоги победительные, а вторая – итоги апокалипсические. И чтобы первые шли от первой страницы к концу, а вторые – от конца к первой, и где-то к середине чтоб встречались, как в книжке у Акунина.
Итоги года. Как остаться?
7 ЯНВАРЯ 2019 // НИКОЛАЙ СВАНИДЗЕ
Год 2018 год, если обозревать его с гордой высоты кремлевских башен, стартовал удачно, с убедительной и легкой победы Владимира Путина на очередных выборах. Но финишировал тоскливо и вполне безнадежно. Рейтинги идут вниз, не быстро, но планомерно. По сути, речь идет только об одном, главном, рейтинге. Об остальных, как личных, так и институциональных, давно говорить не приходится. В этом тренде на понижение сработал ряд факторов. От пенсионной реформы, которая разозлила людей не только своим грабительским, но и оскорбительным характером (не посоветовались, не уважили, т.е. наплевали), до разочарования во внешней политике.
Итоги года. РПЦ без УПЦ, но с трофейным оружием
7 ЯНВАРЯ 2019 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
В церковной жизни за последний год произошли глобальные перемены, но все они связаны в основном с межцерковными отношениями, а если брать ситуацию внутри Русской церкви, то тенденция не изменилась: церковь продолжает интегрироваться в государство и уже слилась с ним почти до неразличимости, тогда как тело собственно церкви неуклонно усыхает. Не так давно многие были шокированы присутствием патриарха Кирилла на коллегии Министерства обороны, но это что — ритуально посидел и ушел, — в каждодневной жизни происходят процессы куда менее заметные, но по своим последствиям для общества куда более важные.
Итоги года. Медиафрения. Великая российская стена и Великий украинский ров с крокодилами
6 ЯНВАРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Главный процесс 2018 года — это продолжающийся распад Российской империи. Принято считать вехами такого распада 1917-й и 1991-й, то есть утрату территорий и соответствующее изменение внешних границ. Но распад — это не только вехи, но и процесс, а империя (тут еще и специфика Российской империи) — не только захват чужих территорий, но и обращение власти с собственным населением, то, что Ключевский называл внутренней колонизацией. И в этом смысле отмена крестьянского рабства в 1861 году и отмена колхозного рабства в 1974-м — такие же вехи распада империи. В медийной сфере процесс распада империи проявился в создании новых и укреплении старых перегородок...
Итоги года. Наступающий Год Холодильника
5 ЯНВАРЯ 2019 // СЕРГЕЙ БОГДАНОВ
Коллега на работе замечательно сказал: «Не хочется заниматься ревизией уходящего года. Удивительно хорошее, предпраздничное настроение сейчас». Прекрасно понял человека, учитывая, что тому на днях довелось посмотреть всю пресс-конференцию Владимира Владимировича. Которая, выпав на последнюю треть месяца, для многих наших сограждан итоги года и подвела. Совсем немного уже осталось до самого главного праздника страны; там шампанское и запах мандаринов. Сначала искрящиеся эстрадные артисты, кинокомедии — после обращения президента. Тут, конечно, проявится главная закавыка обывательской жизни простого россиянина.
Итоги года. Контактный зоопарк
4 ЯНВАРЯ 2019 // АНТОН ОРЕХЪ
Каждый год мы подводим итоги. И каждый год пишем примерно одни и те же слова. Со свободой как таковой стало еще хуже. Со свободой прессы, в частности, стало еще хуже – причем, настолько, что пресса вымирает как класс, превратившись или в официантку с откляченной задницей, готовую услужить, или в девушку «с пониженной социальной ответственностью», готовую обслужить. С правами человека стало еще хуже, с демократическими институтами и правосудием стало еще хуже. Изоляция крепчает вместе с маразмом. А люди в обычном бытовом смысле живут трудно, как никогда в этом веке.
Украина: итоги 2018, предсказуемые и непредсказуемые
3 ЯНВАРЯ 2019 // ИННА БУЛКИНА
Здесь предсказуемо нужно было бы писать о безусловных внешнеполитических достижениях — о томосе и безвизе. И о столь же безусловных внутриполитических проблемах — о войне, которой не становится меньше. Ее становится только больше, как и украинских заключенных в российских лагерях и тюрьмах. О судах и коррупции, о предвыборных шоу, главный смысл которых в том, что новой реальной оппозиции и нового постмайданного поколения политиков у нас так и не появилось и в старые игры играют все те же старые клоуны: «Я гарантирую снижение цены на газ в 2 раза!», «А я угадаю эту мелодию… нет, простите, а я гарантирую снижение цены на газ в 4 раза!», «Папа просил передать вам всем, что театр закрывается».