Что делать?
22 мая 2019 г.
О чем предупреждал Даниил Дондурей
11 ДЕКАБРЯ 2017, ПЕТР ФИЛИППОВ

ТАСС

Почему попытка построить в России в 90-х годах современное демократическое государство вновь обернулась созданием средневекового авторитарного правления царя-президента? Потому что так захотела его правящая элита, олигархи. Но это соответствовало и пониманию «как должно быть» в головах российского народа. Воззрения большинства россиян приводят проевропейски настроенных интеллигентов в ужас. Несколько лет назад в своем выступлении на Пермском экономическом форуме Даниил Дондурей приводил страшные цифры:

По количеству студентов на 10 тыс. населения мы находимся на первом месте в мире, а по объему производимой инновационной продукции — на 61-м. Российская общественная мысль так и не смогла найти аргументы: посчитать и с расчетами в руках доказать, что человек умный, правильно спрограммированный, «с мозгами» — куда более эффективный актив экономики, чем просто образованный.

Дондурей обращал внимание на те «невидимые стены» и коридоры, которые выстроены и укреплены в головах подавляющего большинства наших соотечественников всех возрастов, национальных, образовательных и имущественных групп. Преодолеть такие препятствия очень сложно. В контексте влияния на национальную экономику они никогда не рассматриваются. Нет и публичного акцентирования этой проблемы. А значит — нет и политического и профессионального заказа на соответствующие исследования, получение сопоставимых данных.

Дондурей приводит лишь некоторые примеры мировоззренческих сбоев россиян.

Во-первых, это массовое неприятие ныне действующих (в соответствии с Конституцией) самих принципов и условий нынешней жизни. По опросам последних лет, 57 процентов населения хотели бы введения государственного контроля за ценами, почти 80 процентов не уважают владельцев частных предприятий, особенно крупных, более трети до сих пор вообще не принимают рыночные отношения, ненавидят их.

Во-вторых, в кардинально изменившем свою экономическую и политическую систему обществе низвергнутые устои ценностно вовсе не отторгнуты. Постоянно не только воспроизводятся «старые песни о главном», но и мириады повседневных сравнений в пользу прошлого. Двадцать лет, конечно, не 40, как у Моисея, но в отличие от библейского героя никто и не собирается ментально выводить собственный народ — по меньшей мере, две трети его — с территории социализма.

В-третьих, мы уже, естественно, не замечаем всеобщего привыкания к плутовству во всех его видах, к зарплатам в конвертах (тогда это было еще 11 процентов от ВВП — ред), мошенничеству. А там, где теневая экономика, там появление того, что философ Александр Рубцов назвал «теневой идеологией». Конечно же там и двойная мораль. Более 51 процента граждан терпимо относятся к коррупции, сам механизм которой с ее искусственно созданными дефицитами, изящным и повсеместным отказом от конкуренции, конечно же, имеет прямое и универсальное культурное происхождение.

В-четвертых, отсутствие чувства социальной солидарности, кооперации, доверительного взаимодействия. По показателям благотворительности население России плетется в хвосте (в 2017 году — на 124 месте из 139; рейтинг CAF). На трудовую мотивацию не может не влиять то обстоятельство, что большинство россиян не доверяют никому, кроме собственной семьи. Мы чемпионы по количеству самоубийств среди детей и подростков, детской порнографии в Интернете. В любом отделе по работе с персоналом будут расспрашивать о семейном положении нанимаемого работника, но редко о ценностных приоритетах. Людям внушают: не только предприниматели, но и муж с женой могут «заказывать» друг друга. На телевидении есть программы, где без доли неловкости демонстрируются добытые скрытой камерой свидетельства повсеместной неверности супругов, достигается привыкание к таким проверкам.

В-пятых, конечно же, огромный ментальный барьер — этнокультурная нетерпимость: 58% граждан желают ограничить поток рабочих из соседних стран (Левада-Центр, лето 2017 г.). Большинство ассоциирует понятие «патриотизм» исключительно с победами — в войнах и спорте, редко с достижениями в мирных обстоятельствах. За последние годы восстановлен интерес к Сталину как главному герою, суперзвезде, а значит, лучшему продавцу рекламного времени в России — половина граждан (ФОМ, май 2017 г.) считают его роль в истории страны положительной. (В 1991 году таких было 12 процентов.)

Но самыми труднопреодолимыми даже не барьерами, а длиннющими полосами препятствий, выстроенными, точнее, выращенными, в головах миллионов, представляются: невиданная в истории России алчность на фоне негласного общенационального согласия на заработки за счет разрушения морали. И как следствие — расползание сдерживающих варварские побуждения этических скреп.

Наши экономисты и социологи не оценивают мировоззренческие активы и пассивы российской экономики, их как бы и нет вовсе. Легче думать, что достаточно уменьшить административное давление, обеспечить должный правопорядок, контроль за всем и вся — и модернизация осуществится. Оттого и коррупция не воспринимается как негласный общественный договор о компенсации неэффективной системы управления. Если у нас требуется, к примеру, 304 дня на согласование документов на новое строительство, в то время как в США — 40 дней, а в Европе — 58, то разве это нормально? Наши властители потому и не хотят рассматривать коррупцию как главную экономическую драму России, как печальный культурный феномен российского народа. Зачем, если власти она выгодна?

Даниила Дондурея сегодня с нами уже нет. Но задача, которую он поставил перед реформаторами, не потеряла своей актуальности. Нужна программа, книги, фильмы и телеролики, которые послужат лекарством для средневековой российской ментальности. Есть надежда, что, когда придет новый период модернизации нашего общества, мы сможем общими усилиями воздействовать на нашу ментальность, на склонность к воровству и казнокрадству. Другого пути из нищеты и бесправия нет. Ведь получилось это в Японии, Германии, Сингапуре и Южной Корее, Румынии. Сейчас этот процесс перевоспитания довольно успешно идет в Китае. Неужели россиянам он не под силу?

В статье использованы материалы выступления Даниила Дондурея на Пермском экономическом форуме

Фото: Россия. Москва. Главный редактор некоммерческого партнерства "Редакция журнала "Искусство кино" Даниил Дондурей во время заседания Совета по развитию гражданского общества и правам человека при президенте РФ. ТАСС/ Артем Коротаев














РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Из «слабовиков» в силовики
15 МАЯ 2019 // ДМИТРИЙ ТРАВИН
Бандитский бизнес 1990-х гг. сформировал привлекательный образец для бизнеса, осуществляемого сегодня силовиками. А то, что делают силовики, сформировало, в свою очередь, образец для многих государственных чиновников, не принадлежащих к числу сотрудников госбезопасности, полицейских или прокуроров, но имеющих тем не менее неплохие возможности кормиться с бизнеса, попадающего от них в зависимость. Дело в том, что наехать на бизнес можно абсолютно цинично и беззастенчиво, угрожая оружием и расправой, а можно наехать, используя российское законодательство и российские правила игры. По закону чиновникам предоставляется много возможностей для контроля над бизнесом и для вынесения решений, ущемляющих бизнесменов.
Система Путина
13 МАЯ 2019 // ДМИТРИЙ ТРАВИН
В пирамиде Путина нет никакой системы сдержек и противовесов, кроме самого Путина. Ни парламент, ни суд, ни пресса не могут стать по-настоящему серьезным препятствием на пути тех влиятельных групп, которые стремятся любыми способами максимизировать свои доходы. Или, точнее, в обычной ситуации рыночная конкуренция эти доходы ограничивает. Но в том случае, когда влиятельным группам интересов удается встать над конкурентной борьбой, они могут грести деньги лопатой. Формально и для них существует закон, но есть и многочисленные способы этот закон обходить.
Бедность как стандарт. Об особенностях российской бедности
5 МАЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Несмотря на впечатляющий экономический рост, случившийся в России в начале этого столетия, проблема бедности в нашей стране так и не была решена. Если в 2000 году официальная статистика сообщала о том, что доход ниже прожиточного минимума получали 42,3 млн россиян, то к 2007 году эта цифра снизилась более чем вдвое — до 18,8 млн, но с тех пор практически не изменяется, оставаясь близкой к 19 млн человек. Конечно, уровень прожиточного минимума вырос – в рублях с 1285 до 10328 в 2018 году, а в долларах по текущим курсам — с 46 до 160. Однако факт остается фактом: на фоне фактического удвоения ВВП бедность сократилась в два раза, но, с одной стороны, остается весьма значительной и, с другой стороны, давно не показывает положительной динамики.
Аморальность воровства в глазах российского общества: от Рюрика до Путина
30 АПРЕЛЯ 2019 // АЛЕКСЕЙ БОЛГАРОВ
Воровство в обывательском понимании обычно ассоциировалось в основном с ворами — домушниками, карманниками. Но где-то с момента общественной активизации конца 80-х гг. прошлого века к воровству стали относить любые ненасильственные имущественные преступления с целью личного обогащения, например, разворовывание бюджетных средств. Этого значения слова мы и будем придерживаться, рассматривая морально-этические аспекты воровства в русской истории.
Политическая культура, менталитет — ключ к процветанию страны
30 АПРЕЛЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Существует около 25 стран, которые сумели модернизироваться, предоставив свободный доступ граждан к занятию бизнесом и освободив их от уплаты ренты, т.е. обеспечив тем самым им достойную жизнь. (Рента – это то, что власть имущие могут изъять под угрозой насилия при условии, что хозяйство данника не разорится, семья не вымрет и, возможно, даже останутся средства для развития хозяйства. Дань – ренту – власти изымают как через официальные завышенные налоги, так и через откаты и взятки.)
Куда нас толкают армейские порядки
25 АПРЕЛЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Вас никогда не поражала противоречивость некоторых наших привычных норм поведения? Если на улице близкая вам женщина попросит ударить встречного прохожего по голове ломом, вы исполните просьбу? Вряд ли. С чего бы это? Потому что без галстука? И вы хорошо знаете, что вам за убийство будет. А вот если ваш лейтенант, увидев в бинокль на другой стороне реки группу людей в форме неприятельской армии, прикажет вам их подстрелить? Вы, скорее всего, это сделаете. Это приказ, а за неисполнение приказа — расстрел на месте. Но ведь те люди ничего плохого ни вам, ни вашим друзьям не сделали, они просто одеты в другую форму, а злосчастные политики просто не сумели поделить какой-то там остров. И у этих кандидатов в покойники есть семьи, жены, дети, которые останутся без кормильцев!
Утилизация мусора как национальная проблема России
16 АПРЕЛЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Массовые выступления жителей Архангельска, Тюмени, Москвы показали, что проблема утилизации мусора и отравления ядовитыми отходами от разложения мусорных свалок становится общероссийской. Нынешние власти не способны ее решить из-за приоритета своих корыстных  задача, это залог сохранения человеческой цивилизации и животного мира на планете. Предупреждение всем нам – огромное мусорное пятно на севере Тихого океана, которое занимает площадь до 1,5 млн км.² или более.
Зачем простому человеку капиталисты?
10 АПРЕЛЯ 2019 // АЛЕКСЕЙ БОЛГАРОВ, ПЕТР ФИЛИППОВ
В древние времена правители могли выпячивать своею роскошь, но простолюдину богатство было не положено. Недаром Иисусу приписывают слова: «Легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, нежели богатому войти в Царствие Божие». Истоки такого древнего левого «социалистического» подхода шли от представления, что пирог всегда одного размера и если кому–то достанется больше, то другим придется голодать. Это представление соответствовало первобытным временам и эпохе средневековья. С приходом промышленной революции оно потеряло свою актуальность.
Аномалии внешней политики
9 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
За последние несколько столетий политическая карта мира радикально изменилась, а в еще большей степени изменились факторы, определяющие внутриполитические возможности отдельных государств. Прежде всего, стоит обратить внимание на роль военной силы, а также на возможности и результаты ее применения. Вплоть до начала ХХ века война считалась естественным средством разрешения политических противоречий между большинством государств, включая крупнейшие из них. При этом в случае успеха войны оборачивались приобретением ценных территорий и (или) активов, а также, в большинстве случаев, получением дани или контрибуций. Завершение этого тренда отмечается с окончанием Первой мировой войны, затраты сторон на которую оказались столь значительны, что агрессор был не в состоянии компенсировать даже четверти нанесенного ущерба.
Нищета «русского мира»
4 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
На протяжении последних трех веков российской истории в ней постоянно боролись две тенденции: с одной стороны, стремление к открытости и «интернационализации», с другой – желание замкнуться в собственной особости. Первый тренд проявлялся в самых разных вариантах, но, какими бы разными ни были подходы, они ставили экономические или идеологические соображения выше культурно-исторических. Стоит отметить, что именно в периоды такой «интернационализации» Россия достигала своих самых значительных успехов – от превращения в одну из важнейших держав Европы в эпоху Петра I и Екатерины II до обретения статуса глобальной сверхдержавы в период максимального могущества СССР.