Что делать?
24 октября 2020 г.
Российская приватизация
2 АПРЕЛЯ 2018, ЕВГЕНИЙ ЯСИН

ТАСС

Дайджест подготовлен Георгием Погожаевым по статье д.э.н. Е. Ясина, Президента фонда «Либеральная миссия» (Права собственности, приватизация и национализация в России. Новое литературное обозрение, 2009)

«Можно сказать, что возможности, предложенные большинству граждан – членам трудовых коллективов и остальному населению, были призрачны. Чтобы добиться их реализации, нужны были колоссальные усилия, в том числе большого числа активистов, – например, по осуществлению идей рабочего самоуправления на базе второй модели льгот. Такие усилия некому было предпринимать, таких активистов не было. Трезвая оценка этих популистских обещаний такова: они с самого начала были обречены на невыполнение.

Для экономики, для её будущего развития это было лучше. Для будущей легитимации прав собственности новых владельцев это было хуже». «Ваучеры были специальными «деньгами», создавшими искусственный спрос на госимущество. Они прекратили своё существование 1 июля 1994 года. А в ПИФы уже должны были пойти настоящие деньги и акции с растущей капитализацией. Однако в выстроенные скорлупки деньги не потекли, а портфели акций, скупленных за ваучеры, реально не стоили почти ничего.

Что-то надо было предпринять. Но не придумали, не смогли.

Итог оказался такой. Государство, в соответствии с замыслом, избавилось от значительной части своей собственности, но большинство тех, кто надеялись что-то получить от этой операции, не получили практически ничего. Выиграло незначительное меньшинство.

Налицо проблема легитимации, хотя задача по крайней мере наполовину была решена – российская экономика на две трети перестала быть государственной».

«Кредиторы получили право организовывать аукционы и выиграли на них подставные организации, представлявшие их самих. Так, пакет из 45% акций ЮКОСа выиграло ЗАО «Лагуна» из Талдома за 159 млн. долларов, примерно столько же (150 млн. долл.) банк «Менатеп» дал в кредит российскому правительству, которое и не думало выкупать залог. «Норильский никель» достался за 170,1 млн долл. ОНЭКСИМ Банку, который дал бюджету взаймы 170 млн долл. Другие солидные претенденты к аукционам допущены не были.

Правительство явно не ставило перед собой задачу выручить максимальную сумму, хотя деньги ему были нужны очень, – оно рассчитывало на политическую и финансовую поддержку тех, кто по его воле в одночасье стали олигархами. Эти ожидания не оправдались». «Без сомнения, приватизация не привела к повышению эффективности экономики».

«М. Голдман ссылается на авторитет Алана Гринспена: «Многое из того, что принимали как данность в нашей системе свободного рынка и приписывали человеческой природе, оказалось вовсе не природой, а культурой. Демонтаж функций централизованного планирования в экономике не устанавливает автоматически, как некоторые считали, свободно-рыночную предпринимательскую систему. Рыночную экономику подпирает огромная масса капиталистической культуры и инфраструктуры, которая эволюционировала в течение первых поколений: законы, конвенции, поведение и широкий спектр бизнес-профессий и практик, которые не имели важных функций в экономике с централизованным планированием.

К этому Голдман добавляет: это критически важно для понимания того, что произошло в России. Выступления маленькой группы советологов в западных странах не были услышаны, хотя только они понимали, какое значение будет иметь культура. Должен сказать, что к последнему тезису я готов присоединиться и, собственно, с 2002 года всё время пишу и говорю о важности институтов, культуры и ценностей».

«Народный капитализм» не состоялся. Для будущей эффективности экономики это было совсем не плохо. Но популярности реформаторам, особенно после широковещательных деклараций о народной приватизации, это не прибавило». «Хаоса у нас было больше, чем в Польше или Чехии. Но это не от глупости, а от культурной отсталости, от более длительного пребывания в коммунистической западне». «Это, результат свободы, предоставленной людям не готовым к ней».

«Ясно, однако, никакое развитие невозможно, если не изменятся институты и культура. Приватизация, сначала формальная, даёт старт непростому процессу культивирования института частной собственности, легитимации его: шаг за шагом, правомочие за правомочием, по мере утверждения других необходимых институтов рыночной экономики: независимого суда, инфорсмента законов, прекращения привычного бюрократического произвола, свободы СМИ, развития экономической и политической конкуренции. (Вследствие этого) частная собственность из формальной нормы превращается в полноправный, реально работающий институт».

«Согласно опросам в 28 странах с переходной экономикой, 81% опрошенных оценивают приватизации в своих странах отрицательно, и это спустя 15-18 лет. Надо пережить эту беду, возместив большинству населения возврат к капитализму ростом благосостояния и расширением возможности для самореализации.

Либо, пытаясь повысить степень легитимации, теми или иными методами ревизовать итоги приватизации и тем самым стимулировать всё новые претензии уже не только к старым, но и к новым переделам собственности, подрывая склонность к инвестициям и увеличивая трансакционные издержки, по крайней мере, в форме упущенных выгод.

Можно сказать, что на данном этапе верх одержал бюрократ. Российский бизнес проиграл и вынужден занять подчинённое, уязвимое положение. Он отвечает бюрократии уверениями в преданности и снижением деловой активности. Вместо былой агрессивности приходит тактика «не высовываться». Во взаимоотношениях власти и бизнеса устанавливается режим «стратегической неопределённости», губительный для модернизации, для масштабных проектов, для инноваций.

До поры до времени с ним можно мириться, находя возможность наслаждаться непривычной стабильностью, благоприятной для России конъюнктурой мировых рынков, возможностью поддерживать рост доходов населения вдвое выше роста производительности труда. Но рано или поздно это расслабленное состояние закончится.

Мы наблюдаем многоплановый, противоречивый процесс становления современной экономики в России. Уверен, что на следующем его этапе мы увидим новую волну приватизации, теперь уже чётко ориентированную на защиту прав собственности всеми институтами рыночной экономики и демократического государства».












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Единый день голосования в Америке. Экономно, оптимально и демократично. А в СНГ?
23 ОКТЯБРЯ 2020 // ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ
3 ноября — день выборов президента США. Среди многочисленных особенностей у американских выборов есть одна, которая в России остается в тени, не вызывает вопросов и обсуждения. В этот день будет избираться не только президент! Будут переизбраны весь состав Палаты представителей, треть Сената, губернаторы в одиннадцати штатах, члены парламентов штатов в 86 из 99 верхних и нижних палат, члены верховных судов в 35 штатах, будут проведены штатные референдумы и много разнообразных местных выборов.
Можно ли жить достойнее?
18 ОКТЯБРЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Речь идет не о богатстве предпринимателя, согласного дать взятку чиновнику ради своих привилегий на рынке, и не о доходах чиновника, готового оградить взяточника от конкурентов, а об уровне жизни простых россиян, повысить который можно, только блокируя такие сделки. Уровень жизни народа во все времена зависел от сложившихся в стране отношений власть имущих и простых людей.
Время выбирать
28 СЕНТЯБРЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Юноше, обдумывающему житье, решающему, какую карьеру делать, советую хорошо подумать, совпадают ли его собственные представления о добре и зле со взглядами начальства. Чтобы   интересы начальства не противоречили его совести. Обращаясь к людям, наше начальство очень любит называть себя «государством». Дескать, критикуя нас, вы выступаете против «государства»! На самом деле, «государство», как его определяет толковый словарь русского языка, — это всего лишь «политическая форма организации общества». Государство — это абстракция, это добровольно-принудительное соглашение. Соглашение, к которому людей принуждают те, кто обладает силой и влиянием. Соглашение, которое остальные принимают, полагая, что принять его надо. Иначе убьют или посадят.
Белоруссия 2020 и Перу 2000
25 СЕНТЯБРЯ 2020 // ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ
Страны с авторитарным режимом по своему месту на карте и культурным традициям могут быть разными, но их судьбы можно описать одними и теми же словами. Проводить параллели. ПЕРУ. Тридцать лет назад, в апреле 1990 года, в первом туре выборов президента Перу Альберто Фухимори, малоизвестный ректор аграрного университета, удивил многих. Он неожиданно занял второе место, немного уступив Марио Варгасу Льосе, самому известному писателю страны, будущему нобелевскому лауреату по литературе (2010), который в 1975-м был избран президентом международного ПЕН-клуба и которого элита страны просто обожала.
Выборы и федерализм в США. Какая связь?
14 СЕНТЯБРЯ 2020 // ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ
В России есть традиция каждые четыре года высмеивать Коллегию выборщиков – существенный элемент американских выборов. Скоро придет новая волна обсуждения этой темы. Можно не сомневаться, что выскажутся десятки экспертов и мы снова услышим упреки в недемократичности американской избирательной системы. Главный недостаток критики видят в том, что кандидат, получивший большее число голосов на всеобщих выборах, может и не стать победителем. Так было всего пять раз: три раза в 19 веке и два раза в этом.
Наша культура и наша коррупция. Сравним Россию со Швецией
4 СЕНТЯБРЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Сегодня жители всех стран носят европейские одежды. Но по отношению к власти, к своим неотъемлемым правам, по способности отстаивать свои интересымногим далеко до европейцев. Некоторые народы живут в условиях современных феодальных или, как говорят политологи, «естественных» государств, в которых указание начальства важнее закона, выборы — бутафория, а статья конституции, гласящая о том то, что народ есть источник власти, — фикция. В этих странах иные обычаи, иная этика. 
Ухабы на пути к правосудию
27 АВГУСТА 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Дайджест по публикациям СМИ Нужен ли нам справедливый суд? Независимый от президента, министров, полковников и генералов? Большинство россиян ответят: нужен! Впрочем, так скажут далеко не все. У обывателя с совковой культурой всегда теплится надежда, что судебные дрязги его минуют. Он знает, что в России распоряжение начальства важнее закона. Ему нужно, чтобы начальство к нему хорошо относилось, а без независимого суда он и так проживет. Но жизнь наша усложняется. Развитие бизнеса, рынок, глобализация вынуждают россиян уходить от современных феодальных порядков.
О тупике кланового капитализма
24 АВГУСТА 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Протесты в Хабаровске и в Беларуси свидетельствуют, что постсоветские общества переходят на новый этап своего развития. Общества атомизированные, пораженные страхом, сменяются обществами солидарными. И у этих новых обществ, похоже, иные цели. Конечно, это уже не восстановление империи СССР и не противостояние с развитыми странами Запада. Это переход к реальному народовластию, обеспечение неотъемлемых прав граждан, в том числе права на честные выборы. Это наличие независимого и справедливого суда, реальные гарантии прав собственности. И все же важнейшим для многих остается вопрос об уровне их жизни.
Аресты губернаторов и реальность нашего федерализма
17 АВГУСТА 2020 // ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ
Губернатора Хабаровского края Сергея Фургала задержали  восьмого июля.  Сразу же в городе начались протесты  и продолжаются уже более месяца. За что и против чего выступают хабаровчане? Ясно, против задержания Фургала федеральными властями. Но с другой стороны, протестующие фактически защищают один из основных принципов федерализма - разделение властей между субъектами федерации и федеральным центром. 
Клановый российский капитализм. Часть 2
6 АВГУСТА 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Дайджест публикаций Леонида Косалса Кланы в современной России ведут свое происхождение с советских времен. Тогда неформальные отношения существовали на всех уровнях, снизу доверху, от заводского цеха до Политбюро. Эти многочисленные «тайные общества» были полностью закрыты для посторонних. Если «толкач» с одного завода ехал на другой, чтобы добыть дефицитный металл для простаивающего станка, то информация о том, сколько это стоило, кому именно пришлось оказать услуги или заплатить, не должна была «утекать» посторонним, так как это создавало реальную опасность попасть под пресс государства с лишением партбилета, открытием персонального или уголовного дела и другими репрессиями. Закрытые сообщества исполняли роль своего рода защитного механизма, который помогал человеку выжить в репрессивном государстве.