Что делать?
20 сентября 2020 г.
Приживется ли частная собственность в России?
2 ЯНВАРЯ 2020, ИГОРЬ Г. ЯКОВЕНКО

Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

Один из фундаментальных вопросов, который стоит перед российским обществом и от которого нельзя отвертеться – это вопрос о праве священной частной собственности. 

До начала 90-х права частной собственности, провозглашенного законом и признанного обществом, в России не было. Но и сегодня это право (прежде всего право на бизнес) не укоренено в сознании россиян, а при его реализации гражданином не вызывает уважения со стороны сограждан. 

Но частная собственность – основа автономии личности. Есть две модальности отношений собственности в обществе: либо человек является собственником, либо он собственность других людей (рода, племени, рабовладельца, помещика, государства, и т.д.). Степень утверждения в конкретном обществе института частной собственности и есть мера конституирования личности и утверждения личностной свободы. Отторжение значительной частью россиян частной собственности, предпочтение разного рода формам государственной – свидетельство доличностного состояния нашего общества.

Была ли в русской культуре развернутая дискуссия о собственности? У кого из светочей русской мысли можно прочесть элементарные истины о природе собственности, ее функциях и моральном измерении? О том, что собственность – не то, что можно пропить или обратить в престижные предметы? Что собственность социально значима и имеет моральное измерение? Что она несет свободу и неотделимую от свободы ответственность? 

Что собственность обладает социальными функциями? Что общественное богатство существует и приумножается постольку, поскольку миллионы людей самозабвенно служат «своему делу»? Развивают его, создают новые товары и услуги, создают рабочие места и, в итоге, преобразуют мир? 

Что в нормальном мире собственность объединяет поколения, несет в себе завет: приумножай то, что досталось тебе от родителей и передай это детям и внукам? Чтобы они и далее трудились над развитием и приумножением семейного «дела»?

В нашем массовом сознании до сих пор образ собственника ассоциируется с образом хапуги, бандита, взяточника, приближенного к власти олигарха. Люди пребывают в убеждении, что собственником двигает потребность нахапать любыми способами (конечно же, морально неприемлемыми) много денег для того, чтобы «жить красиво» – тратить, пускать по ветру, шиковать, поражать воображение менее удачливых коллег и нищего обывателя. 

Обратимся к истории. Российское крестьянство люто ненавидело фермеров – кулаков, но налицо была и барская спесь дворянства, и интеллигентская брезгливость. Вспомним советскую пропаганду, например журнал «Крокодил», где капиталист обязательно страдал ожирением четвертой степени, стоял в цилиндре и с сигарой в зубах. Вспомним мерзости эпохи первоначального накопления – роскошную жизнь российских олигархов, урвавших жирные куски госсобственности. Все это работало и работает на профанацию частной собственности, рынка, ценностей развитой либеральной цивилизации.

 Если мы не готовы мириться с этим, надо действовать. Наш моральный и интеллектуальный долг – развернуть активную полемику по всем этим вопросам. Писать статьи, книги, проповеди и учебники, в которых картина мира, наконец, будет поставлена с головы на ноги. Похоронить многовековую отрешенность от мира денежных отношений ориентированного на натуральное хозяйство российского крестьянства, отрешенность, сохранившуюся в современной русской культуре. Объяснять внукам и правнукам крестьянина, что дедом-кулаком надо гордиться. Учить экономически мыслить уже в школе, объяснять нравственный смысл предпринимательства – двигателя развития страны и неустранимые пороки госсобственности, служащей кормушкой для чиновников.

Поколения советских людей помнят строки пролетарского поэта: «Юноше, обдумывающему житье, решающему, делать жизнь с кого, кажу, не задумываясь — делай ее с товарища Дзержинского». Серия ЖЗЛ основана Павленковым в 1890 году, продолжена с 1933 года в СССР, издается и по сей день. Александр Ульянов – пожалуйста. Андропов – извольте. Блюхер, Буденный. Геннадий Зюганов; Калигула, Камо, Кампанелла. А где жизнеописание старообрядческой династии Морозовых? Предпринимателей, меценатов, деятелей культуры. Рачительных хозяев, экспортировавших свои товары в Иран, Монголию и Китай. Строивших достойные, удобные для жилья общежития для рабочих и заботившихся об осмысленном, культурном отдыхе своих подопечных, щедро спонсировавших МХАТ. 

Где вышедшая из калужских крестьян-старообрядцев династия Рябушинских? Они собирали коллекции, издавали газеты. Н.П. Рябушинский, вложив большие деньги, осуществил издание беспрецедентного по уровню оформления модернистского журнала «Золотое Руно». В это издание привлекались крупнейшие российские и зарубежные художники, писатели и поэты. Тот, кому посчастливилось держать в руках номер данного издания, не забудет о нем никогда. 

Скромненький бюстик замечательного просветителя Николая Ивановича Новикова стоит во внутреннем дворикеВсероссийской государственной библиотеки зарубежной литературы имени Рудомино в Москве. Видят его немногие читатели этой библиотеки. Екатерина II упрятала великого просветителя на 15 лет в Шлиссельбургскую крепость. Императрица сделала практические выводы из Великой Французской революции – «свет знаний до хорошего не доводит». Многие ли из наших соотечественников знают, кто такой «святой доктор» Федор Петрович Гааз, главный врач московских тюрем и филантроп, боровшийся за облегчение режима содержания заключенных?

В какой из российских школ рассказывают о прекрасных и трагических судьбах этих династий и этих персонажей отечественной истории? О том, что сделали они для России. Ведь эти люди явили пример социального служения, следования своему призванию, религиозному долгу, разворачивали широкую меценатскую деятельность. Нет этого. Мумия на Красной площади есть, тысячи истуканов по всей стране стоят, а памятников российским предпринимателям и просветителям нет. 

Улицы, носящие имена террористов-большевиков есть. А имена предпринимателей? Нельзя. Старики-совки обидятся и не пойдут на выборы. Мы живем в странном обществе, голова которого повернута назад.

* * *

В России сложился уродливый этический и идеологический компромисс. То, на чем должно базироваться развитое современное общество, в правовом смысле разрешено. Эти нормы отражены в законах и существуют более четверти века (при массе ловушек и подводных камней, позволяющих чиновнику прижать и брать дань с любого). Но в общественном сознании они чаще всего воспринимаются как попущение Господне, как постыдная практика, в которой нельзя признаваться. 

В нашей культуре господствует представление о том, что тех, кого надо, по велению сакральной президентской власти, конечно, сделают олигархами. Но это – дело власти, в которое обывателю совать свой нос не пристало. Остальные люди имеют право заниматься мелким предпринимательством, платить взятки, нести подношения и помнить, что они – люди второго сорта и род их деятельности располагается в диапазоне от подозрительного до порочного. Можно быть служащим, работать на любого работодателя. Но быть самозанятым – уже это рождает подозрения и предложения обложить «сукиных детей» податями, чтобы жизнь им медом не казалась.

 Негласное натравливание масс на «богатеев»–одна из запрятанных под ковер стратегий нашей авторитарной власти. Евгений Ихлов формулирует это так: «профилактическое притравливание магнатов на случай их попытки преподнести Цезарю голову Помпея».Чем больше широкие массы ненавидят тех, кто разбогател, неважно, как и в какой мере, тем больше мир успешных людей будет прижиматься к этой власти, которая гарантирует их существование и оберегает от ярости народной.

* * *

 В СССР частной собственности не было. Но и после отказа от коммунистической утопии мы продолжаем жить в условиях массовой культуры, которая сохраняет стойкое убеждение в том, что частная собственность греховна. Человек, помеченный таким пороком, второсортен. 

Показательно равнодушное отношение широких масс к процессу огосударствления частной собственности, продолжающемуся в России уже полтора десятилетия. Яркий тому пример – инициированное властями поглощение частной компании ЮКОС государственной компанией «Сибнефть». Но процесс шире: доля частных предприятий в экономике России за эти годы сократилась вдвое.

Россияне в массе своей не осознают отсутствие перспектив у государственных предприятий, где, в отличие от частных, нет рачительного хозяина, заинтересованного в увеличении прибыли за счет роста качества продукции и производительности труда. Об этом преимуществе частной собственности свидетельствует весь мировой опыт, но и он не воспринимается нашей культурой. Мы готовы принимать как неизбежное зло разворовывание управляющими активов госпредприятий, принадлежащих всем нам, но не готовы признать преимущества частных. Предприниматель Форд и сегодня не служит нам примером.

Впрочем, в массовом сознании россиян постепенно зреют изменения, возникают новые запросы. Последние годы на общество обрушился вал сносов, выселений, насильственных переселений. Новое строительство сплошь и рядом идет с вопиющим нарушением законных прав частной собственности граждан, чье жильё идет под снос. 

 Государство исходит из примата его – государства интересов. Но государство – это абстракция, внедренная в головы простых людей. Декларируемые интересы нашего государства (в отличие от демократических государств), это на деле интересы правящей коррумпированной бюрократии. А материальные интересы чиновника сплошь и рядом обеспечивает бизнесмен, который оплачивает нарушение законных прав и интересов сограждан. 

Именно поэтому в ходе предстоящих реформ законодательство, регулирующее принудительное отчуждение частной собственности для государственных и муниципальных нужд, должно быть пересмотрено. Речь идет не о бизнесе, а о жилье и придомовых земельных участках, принадлежащих хозяевам. Муниципалитеты должны выплачивать собственникам сносимых строений и участка полторы рыночной цены отчуждаемой собственности (как минимум), за исключением чиновников – инициаторов сноса и их ближайших родственников. Им компенсацию за снос надо ограничить лишь в размере рыночной цены недвижимости. 

* * *

Россия заждалась создания политической партии собственников. Рискну предположить, что политика, который объявит, что государство гарантирует право гражданина с оружием в раках защищать свою законную частную собственность от любых посягательств, на руках внесут в Кремль.

 Нынешняя правящая элита – коррумпированная бюрократия и связанные с нею олигархи выкачивают из России капитал, покупая недвижимость в Европе, вывозя туда семьи, переводя уворованное в оффшоры. Их стратегические жизненные интересы – по другую сторону российской границы. 

 Двадцать пять лет постсоветского развития России показали, что частная собственность олигархов, сросшихся с бюрократией, не порождает общества, живущего в условиях верховенства права и рыночной конкуренции. А ведь развитую европейскую цивилизацию созидала собственность десятков миллионов мелких и средних собственников, Они знают: все может быть – землетрясение, извержение вулкана, падение метеорита и светопреставление. Не может быть только одного: никто, ни при каких обстоятельствах не может посягнуть на его законную частную собственность. 

Собственник может разориться, проиграть все в рулетку, продать бизнес за ящик водки. Но ответственность за утрату ляжет на самого хозяина. И собственность вечна. Человек ляжет в землю, а его собственность перейдет детям и внукам. 

* * *

 В годы брежневского застоя была популярна песня «Созрели вишни в саду у дяди Вани». В ней пели о том, как соседские мальчишки обобрали урожай, пока дядя с тетей Груней парились в бане. Это отражено в песне как веселое приключение. И нам было весело. Но ведь те, кто не видят в воровстве преступления и рассматривают его как шалость, просто варвары? (Термин «варвар» здесь употребляется не как ругательство, а как стадиальная и качественная характеристика нашего сознания.) 

 Изживание традиции пренебрежения правами собственника – жесткий процесс, безжалостный к носителям изживаемого качества. Прочтите, как изживались кровная месть, работорговля, пиратство. Наше общество сегодня находится именно в стадии изживания устаревших традиций отрицания частной собственности. И мы должны ответить себе на вопрос: так ли нам дорога эта черта родной культуры? Действительно ли мы не можем расстаться с этой чертой и бережно сохраняем ее вместе с традицией мочиться в лифтах, писать на заборах срамные слова и выбрасывать мусор в ближайшем лесу? Или уже с омерзением отделяем ее от себя, заносим в разряд того, что с нами, нашими детьми и нашими близкими недопустимо. До тех пор, пока наш народ своей практикой не даст ответ на этот вопрос, Россия будет оставаться варварской страной.

 Могут возразить, что русская душа органически не принимает идею частной собственности. Можно полемизировать, поминая Новгородскую республику, конституированную частными собственниками, старообрядческое предпринимательство, охватившее всю Россию, русских фермеров-кулаков, численность которых шла на миллионы. Но в ответ нам скажут, что действительно русская культура периодически порождает свое отрицание. Однако наш народ время от времени сам вырезает носителей чуждого ему качества. 

Если наши оппоненты правы и идея частной собственности не может укорениться в русской культуре в силу самой природы этой культуры, то могу заверить, что российское государство в обозримой перспективе исчезнет, а наш народ развеется. «Русские» и «Россия» станут достоянием истории, а внуки и правнуки россиян будут говорить на других языках. 

Фото: Станислав Красильников/ТАСС












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Выборы и федерализм в США. Какая связь?
14 СЕНТЯБРЯ 2020 // ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ
В России есть традиция каждые четыре года высмеивать Коллегию выборщиков – существенный элемент американских выборов. Скоро придет новая волна обсуждения этой темы. Можно не сомневаться, что выскажутся десятки экспертов и мы снова услышим упреки в недемократичности американской избирательной системы. Главный недостаток критики видят в том, что кандидат, получивший большее число голосов на всеобщих выборах, может и не стать победителем. Так было всего пять раз: три раза в 19 веке и два раза в этом.
Наша культура и наша коррупция. Сравним Россию со Швецией
4 СЕНТЯБРЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Сегодня жители всех стран носят европейские одежды. Но по отношению к власти, к своим неотъемлемым правам, по способности отстаивать свои интересымногим далеко до европейцев. Некоторые народы живут в условиях современных феодальных или, как говорят политологи, «естественных» государств, в которых указание начальства важнее закона, выборы — бутафория, а статья конституции, гласящая о том то, что народ есть источник власти, — фикция. В этих странах иные обычаи, иная этика. 
Ухабы на пути к правосудию
27 АВГУСТА 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Дайджест по публикациям СМИ Нужен ли нам справедливый суд? Независимый от президента, министров, полковников и генералов? Большинство россиян ответят: нужен! Впрочем, так скажут далеко не все. У обывателя с совковой культурой всегда теплится надежда, что судебные дрязги его минуют. Он знает, что в России распоряжение начальства важнее закона. Ему нужно, чтобы начальство к нему хорошо относилось, а без независимого суда он и так проживет. Но жизнь наша усложняется. Развитие бизнеса, рынок, глобализация вынуждают россиян уходить от современных феодальных порядков.
О тупике кланового капитализма
24 АВГУСТА 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Протесты в Хабаровске и в Беларуси свидетельствуют, что постсоветские общества переходят на новый этап своего развития. Общества атомизированные, пораженные страхом, сменяются обществами солидарными. И у этих новых обществ, похоже, иные цели. Конечно, это уже не восстановление империи СССР и не противостояние с развитыми странами Запада. Это переход к реальному народовластию, обеспечение неотъемлемых прав граждан, в том числе права на честные выборы. Это наличие независимого и справедливого суда, реальные гарантии прав собственности. И все же важнейшим для многих остается вопрос об уровне их жизни.
Аресты губернаторов и реальность нашего федерализма
17 АВГУСТА 2020 // ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ
Губернатора Хабаровского края Сергея Фургала задержали  восьмого июля.  Сразу же в городе начались протесты  и продолжаются уже более месяца. За что и против чего выступают хабаровчане? Ясно, против задержания Фургала федеральными властями. Но с другой стороны, протестующие фактически защищают один из основных принципов федерализма - разделение властей между субъектами федерации и федеральным центром. 
Клановый российский капитализм. Часть 2
6 АВГУСТА 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Дайджест публикаций Леонида Косалса Кланы в современной России ведут свое происхождение с советских времен. Тогда неформальные отношения существовали на всех уровнях, снизу доверху, от заводского цеха до Политбюро. Эти многочисленные «тайные общества» были полностью закрыты для посторонних. Если «толкач» с одного завода ехал на другой, чтобы добыть дефицитный металл для простаивающего станка, то информация о том, сколько это стоило, кому именно пришлось оказать услуги или заплатить, не должна была «утекать» посторонним, так как это создавало реальную опасность попасть под пресс государства с лишением партбилета, открытием персонального или уголовного дела и другими репрессиями. Закрытые сообщества исполняли роль своего рода защитного механизма, который помогал человеку выжить в репрессивном государстве.
Клановый российский капитализм. Часть1
4 АВГУСТА 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Дайджест по публикациям Леонида Косалса   Важнейшая черта нашего общества — «клановое государство», основная функция которого — обеспечение благоприятных условий для крупнейших кланов, создание им преимуществ перед всеми другими участниками политической и экономической жизни. Кланы — это закрытые теневые группы бизнесменов, политиков, бюрократов, работников правоохранительных органов, иногда представителей организованной преступности. Они объединены деловыми интересами и неформальными отношениями. Наличие таких кланов — главное отличие России от стран с конкурентным рынком,  где главную роль играют независимые предприниматели, конкурирующие между собой.
О нашем «естественном государстве»
31 ИЮЛЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
В Хабаровске три недели протестуют граждане. Против чего они протестуют? Против ареста губернатора Сергея Хургала? Или против порядков, допускающих арест избранного народом губернатора по странным обвинениям? Его этапирования в Москву для расправы в «карманном» суде? Если это так, то требование граждан проводить суд присяжных в Хабаровске  — это прелюдия очередной смены правил нашей жизни, или того, что именуется термином «государство». В поправках в Конституцию в ст. 75/1 их авторы записали, что в РФ «создаются условия для взаимного доверия государства и общества». Что они понимают под словом «государство»?
Борьба с коррупцией в Сингапуре. Часть 2
28 ИЮЛЯ 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Сегодня Россия — сырьевой придаток  развитых стран. Высокотехнологичных производств почти не осталось. Но развитие России  остановить даже с помощью репрессий вряд ли удастся. Рано или поздно и наш народ  избавится от  коррумпированной авторитарной власти номенклатуры. Тогда и встанет остро вопрос о назревших реформах, Впрочем, уже сегодня нам полезно знакомиться с опытом  наиболее продвинутых в этом отношении  стран, в частности Сингапура. Об этом идет речь в предлагаемом читателям «Ежедневного журнала» дайджесте по книге премьер-министра Сингапура  Ли Кань Ю. Часть 1. 
ОГЭ, ЕГЭ и другие
27 ИЮЛЯ 2020 // ИОСИФ СКАКОВСКИЙ
Недовольство состоянием школьного образования стало общим местом в современном российском обществе. Недовольны преподаватели и учащиеся, ворчат родители, возмущаются журналисты и деятели культуры. Доволен только чиновник, в руках которого это образование оказалось. Поговорим об одной из причин этого недовольства. С появлением ОГЭ и ЕГЭ, по крайней мере, начиная с 9 класса, школьные уроки в России полностью превращаются в процесс подготовки к этим экзаменам.