Итоги года
21 апреля 2021 г.
В СМИ
31 ДЕКАБРЯ 2020

2020 в фотографиях:

Meduza
: Главные фотографии 2020 года: выбор редакторов «Медузы» Трамп, Лукашенко и Путин держатся за власть. Мегаполисы опустели. Глаза вместо лиц

Дождь: Главные события 2020 года в фотографиях. Галерея Дождя

КоммерсантЪ: О майн год!Лучшие фотографии “Ъ” 2020 года

За прошедший год фотографы «Коммерсанта» запечатлели тысячи событий. Лучшие кадры — в нашей традиционной итоговой фотогалерее.







В СМИ
31 ДЕКАБРЯ 2013

Алексей Макаркин:

Когда в экономике стагнация, становится востребованным производство иллюзий. Это в полной мере относится к современной России, в которой власть все больше внимания уделяет идеологии, обосновывающей величие страны. Нечто вроде мысли генерала Бенкендорфа, полагавшего, что прошлое России было удивительно, настоящее более чем великолепно, а будущее «превзойдет все, что может себе представить воображение самое смелое». Правда, на горизонте маячила Крымская война, разрушившая иллюзии, которым предавались власть и значительная часть общества.

Николай Сванидзе:

В 2013-м консерватизм фактически был провозглашен государственной идеологией. Мало того, Россия теперь активно позиционируется как мировой оплот консерватизма, последовательный защитник традиционных, прежде всего семейных и религиозных, ценностей в борьбе с глобальным злом — либерализмом и толерантностью.

Дмитрий Орешкин:

Все по сценарию: очередной шажок вниз. Единственная новость (впрочем, предсказуемая) в том, что фирменные путинские пиар-акции набили оскомину уже большей части электората. То ли разводящие вконец обленились, то ли массовый зритель слегка поумнел. Восторгов все меньше: ну, опять кому-то выкрутили руки, кого-то кинули, подставили… Президентская чета разводится, американцы грохнули метеоритом по Челябинску, Пугачева двойню родила… Тоска.

Виктор Шендерович:

Его аудитория – все, кто хочет, чтобы вслед за Ходорковским на свободу вышла Россия. И его общественная деятельность, его голос – это, де-факто, несомненно, политика, что же еще! Прямостоящий человек, в изогнутом обществе настаивающий на принципах прямостояния, – это политика, даже если этот человек не претендует на изогнутый трон.


Сергей Караганов:

Об изоляции России говорить смешновато. Некоторые мировые лидеры не приедут, потому что им не нравится вектор развития России. Еще несколько  — из-за того, что Россия подчеркнуто отвергает предлагавшуюся ей роль ведомого  как во внутренней социальной сфере, так и во внешней политике. А это вызывает понятное раздражение, особенно острое на фоне провалов, в которые вверг себя начиная с прошлого десятилетия «старый» Запад. Причина провалов   — головокружение от успехов после казавшейся победы в «холодной войне». Но большинство  лидеров  все-таки приедет. Чтобы на  других посмотреть, себя показать. К тому же появиться на Олимпиаде в компании других лидеров, в том числе Путина, хорошо с точки зрения рейтинга.


Александр Рыклин:

Мы совершенно закономерно (не вчера познакомились) рассчитывали на совершенно иную реакцию власти, какую и получили: обычное беспомощное изворотливое кривлянье — в сортире никого замочить не вышло, поэтому, как всегда, затянем унылую песню про «мировой заговор» и «внутренних врагов». Но это уже привычные будничные мотивы, которые исполняются на одной унылой ноте, без знакомого зловещего блеска в глазах. Никого они особенно не пугают, и даже почти не раздражают. Как мотопила на соседнем участке — визжит, конечно, мерзко, но куда же от нее денешься? И еще Олимпиада эта нависла ржавым домокловым мечом — вот-вот на всех обрушится новыми, непонятно какими бедствиями. Но знаете что? Мы с вами чего только вместе уже не пережили. Переживем как-нибудь и эту их Олимпиаду…

И вот что я вам еще скажу: давайте в следующем году будем держаться поближе друг к другу, почаще подставлять плечо, ловить ответные взгляды. И улыбаться… И в ответ и просто так. Улыбаться несмотря ни на что!

Счастья вам, мои дорогие. И помните: если мы прорвемся, то только вместе. 

Эхо Москвы: Владимир Путин впервые, вопреки многолетней традиции, выступил с двумя новогодними обращениями к гражданам России... Появление второго обращения пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков объяснил "Эху Москвы" технической недоработкой.

В СМИ
1 ЯНВАРЯ 2015

Антон Орех: Наши клубы, наши не столь раскрученные спортсмены, наш массовый спорт ждет очень трудный год. Боюсь, что первый трудный в череде последующих.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ...

В СМИ
31 ДЕКАБРЯ 2015

Андрей Солдатов, Ирина Бороган:

Весь прошлый год для ФСБ, как и для других российских силовых ведомств, прошел под знаком #крымнаш и военного конфликта на Донбассе. Прежде всего это выразилось в припадке шпиономании. Kоличество шпионских дел достигло рекордной отметки за последние 10 лет: по официальным данным, в 2015 году за госизмену только в Москве арестовали двадцать человек. В 2014 году по этой статье были осуждены пятнадцать россиян. Обычно шпионские дела не привлекают большого внимания, но случай Светланы Давыдовой, многодетной матери из Вязьмы, под воздействием эмоционального порыва позвонившей в посольство Украины и оказавшейся за это в Лефортовской тюрьме, возмутил многих.

Читать далее...


Александр Федута:

В детстве автор этих строк, как и все советские дети эпохи раннего застоя, счастливый донельзя, учил стишки:

Говорят, под новый год,
Что не пожелается,
Все всегда произойдет,
Все всегда сбывается.

Он – то есть, конечно, я – учил эти стихи, даже не отдавая себе отчет в главном: их написал автор гимна моей тогдашней страны, и текст их был примерно такого же качества, как и гимн. Просто гимн учился чуть труднее, да и о его существовании я тогда не знал.

Сейчас ситуация такова, что уже ни этих стишков до конца (Гугль мне в помощь) я не помню, ни гимна. Помню разве что страну и первые четыре строчки стихотворения Сергея Михалкова. Однако, как и положено бывшему маленькому мальчику, я свято продолжаю верить в чудеса.

И вся Белоруссия, как маленький мальчик, долго и нудно верила в чудеса. Которые наконец-то свершились.

В самом деле. Мечты сбылись.

Президент маленькой, но очень гордой страны где-то между Россией и Европой так долго мечтал о том, чтобы к нему приехали гости. И вот мечта сбылась. Приехали те, о чьем визите он раньше и мечтать не мог – даже в детстве. Не фрекен Бок и дядюшка Юлиус из сказок о Карлсоне и малыше, а канцлер Германии и президент Франции. Он был счастлив. Он угощал их собственноручно поданным чаем, а также пододвинул госпоже канцлеру стул, предусмотрительно выдернутый у соседа. Как мало нужно для счастья, правда? То есть, конечно, он мечтал бы о том, чтобы стул пододвинули ему – и чтобы это сделал… ну, не госпожа канцлер, так хотя бы господин президент. Но и в таком, так сказать, формате произошло невероятное.

Читать далее...



Игорь Яковенко (журналист):

В канун Нового года принято подводить итоги. И я это, вероятно, сделаю чуть позже в традиционной форме, с упоминанием основных событий, тенденций, героев и антигероев. Но в завершающей этот год «Медиафрении» хочу сказать о том, что считаю самым главным процессом года и его главном итоге. И это не те несколько войн, в которые Россия умудрилась влезть одновременно, вопреки заветам классиков военной стратегии. И не постепенное погружение в экономическую бездну. И даже не фактическую отмену права на территории страны, которую осуществили совместно Федеральное собрание с президентом, принявшие гору антиправовых законов, суды, отправляющие в тюрьму невиновных и оставляющие на свободе явных преступников и Конституционный суд, отменивший верховенство международного права в стране.

Все эти итоги есть, они решающим образом влияют на нашу жизнь, но они сами лишь проявление того основного процесса, который все эти дни шел не в коридорах власти, не на полях неправедных сражений, не в сводках о ценах на нефть и курсах валют, а в головах россиян.

Жены военнослужащих, ставших жертвами преступных приказов, пославших их воевать и умирать в Украине, предают память своих мужей, заявляя, что их никто никуда не посылал и вообще они уволились из армии.

Десятки миллионов людей одобрительно смотрят по телевизору откровения нравственного идиота, заявляющего, что он знать не знает, каких-таких туркоманов он стирает с лица земли своими бомбами и ракетами, что массовые убийства гражданских лиц — это лучшая тренировка, да еще и не обременительная для бюджета, и раздумчиво сообщающего, что Бориса Немцова совершенно не обязательно было убивать. Десятки миллионов смотрят, как у их вождя непосредственно в прямом эфире вырастают клыки, рога и копыта, а с экрана телевизора начинает разить серой, и от этого их любовь к вождю усиливается.

Читать далее...

В СМИ
3 ЯНВАРЯ 2018

2017 был годом, когда стало окончательно ясно — старым правилам путинских спецслужб, выработанным в 2000-е, пришел конец. Соперничество неподконтрольных силовых ведомств, превращенных в феодальные вотчины своими руководителями, и такая же средневековая идея «нового дворянства» как российской элиты – все это перестало быть актуальным. В 2017 году Путин окончательно перестал играть с этим постмодернистским проектом (да и само словосочетание «новое дворянство» вышло из употребления) и решил вернуться к схеме, которую он хорошо помнит по временам своей молодости – схеме работы позднесоветского КГБ.

И это значит прежде всего, что изменились методы государственного контроля. Эпоха, когда сотрудники ФСБ, прикомандированные к государственным и коммерческим структурам – от театров до спортивных ведомств, – должны были играть важную роль в их управлении, завершается. Ее сменила новая эпоха, и теперь контроль со стороны Кремля осуществляется через выборочные репрессии, жертвами которых уже стали губернаторы, чиновники, министры и театральные деятели. В этом случае на какой позиции находится прикомандированный офицер ФСБ, не имеет большого значения.

В 2017 году стало заметно, что изменился язык спецслужб и их методы.

Дело режиссера Кирилла Серебрянникова – едва ли самый яркий пример нового подхода. Как известно, сотрудники ФСБ принимают в нем живейшее участие, причем, что любопытно, это офицеры подразделения по защите конституционного строя (бывшее Пятое управление по борьбе с диссидентами) – и появились они там, поскольку им «привычно курировать интеллигенцию».

Очевидно, что мы наблюдаем возвращение советских понятий в работу спецслужб. Практика кураторства была и в 90-е и 2000-е годы, но тогда это фактически было прикрытием для поднайма офицеров спецслужбы для разрешения бизнес-конфликтов. Многие годы это было очень удобно – иметь на второй-третьей позиции в госкомпании высокопоставленного офицера ФСБ, с очень высокой зарплатой, мотивировавшей его помогать компании, а не спецслужбе. Нередко банки и компании сами обращались на Лубянку с просьбой о командировании куратора. В 2017 году значение термина «кураторство» изменилось. ФСБ вернула ему советский смысл – и теперь кураторы фактически заняты определением целей для выборочных репрессий. 

На этом список советских методов, возвращенных в оборот, не исчерпывается. Донести до каждого, что в новой реальности никто не гарантирован от репрессий, в том числе и сами репрессивные органы – это вполне в духе советских руководителей. В 2017 году прошли чистки как в Следственном комитете (дело начальника Управления собственной безопасности СКР Михаила Максименко), так и в ФСБ. При этом репрессии идут очень по-советски – сначала руководство определяет «проблемный участок», а следом начинается работа по его зачистке.

К примеру, продолжается скандал вокруг российского вмешательства в американские выборы, и на его фоне чистят киберглавк ФСБ – Центр информационной безопасности (ЦИБ). По результатам 2017 года его руководитель Андрей Герасимов снят, один зам отправлен в отставку (получив три года условно за злоупотребления), второй зам Сергей Михайлов, по совместительству шеф самого боевого подразделения ЦИБ – Оперативного управления – и вовсе уже год сидит в Лефортово по совершенно другому обвинению. 

Этим аресты в ФСБ не ограничились – летом арестовали сразу пятерых сотрудников московского управления – за вымогательство взятки у руководителя подмосковного предприятия ВПК. В ноябре арестован офицер, курирующий Рублевку. Все это крайне необычно и совсем не похоже на то, как расследовались дела против сотрудников спецслужб в 2000-е. 

Тогда схема выглядела просто – если уж сотрудник попался на преступлении, на место выезжала служба собственной безопасности ведомства, быстро убеждала виновного подписать вчерашним числом заявление об увольнении, чтобы не портить имидж ведомства и сохранять секретность (собственно, именно для этой цели службы собственной безопасности и создавались – чтобы ничего не выплывало за пределы ведомства). Очевидно, что сегодня это принцип отменили.

Поразительное интервью директора ФСБ Александра Бортникова к столетию ВЧК с теплыми словами в адрес Лаврентия Берия – лучшее подтверждение того, что и в ФСБ вполне осознали свою новую, а на самом деле хорошо забытую старую роль в новой реальности. Роль ключевого инструмента в системе, в которой управляемость государством гарантируется страхом.

В СМИ
31 ДЕКАБРЯ 2018

Meduza: Год 2018-й в фотографиях: акции оппозиции, чемпионат мира, автомобиль в космосе и гениальный Бэнкси

Ежедневный журнал:
Леонид Гозман. По ту сторону событий. Итоги года на уровне смутных ощущений.

Важнейшие изменения в обществе и в природе совсем не всегда имеют видимые предвестники. Предвестником грозы, например, являются не какие-то специфические песни птиц, а их молчание — не действие, а его отсутствие. И именно это внезапное молчание, как и прекращение ветра, является сигналом того, что «сейчас начнется». Непосредственно перед рассветом тоже не происходит ничего, но мы чувствуем, что он наступает.

Вот такое «ничего» происходит на уровне ощущений и сейчас...







  • Виктор Шендерович: Российская власть перестала держать лицо и окончательно перешла на блатные прихваты.
    «Кому он нужен, хе-хе»...

  • Meduza: Год 2018-й в фотографиях: акции оппозиции, чемпионат мира, автомобиль в космосе и гениальный Бэнкси

  • Кирилл Рогов: этот год... стал годом окончательного пере-учреждения России как диктатуры...
    Сергей Пархоменко: Премия "Редколлегия" о последних лауреатах этого года...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медийные итоги 2020 года
11 ЯНВАРЯ 2021 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Трамп vs Twitter, Соловьев vs YouTube, Евросоюз vs TV Russia, Христо Грозев vs ФСБ, Л.А. Пономарев – это иностранное СМИ и другие безумства не желающего уходить года Стой же, слезай с коня! Стой и не шевелись! Я тебя породил, я тебя и убью! – сказал Twitter и навсегда заблокировал аккаунт Дональда Трампа… Год за номером 2020 от рождества Иисуса Христа по своему характеру очень похож на 45-го президента США. Такой же вздорный, скандальный, а главное, как Трамп не хочет уходить из Белого дома, так и 2020-й категорически отказывается уходить в историю. Вся первая неделя 2021 года была фактически частью декабря 2020-го.
Итоги года. Со мной все ясно
9 ЯНВАРЯ 2021 // АЛЕКСАНДР ОСОВЦОВ
Предложение написать итоги года для «ЕЖа» сначала вызвало у меня некоторую растерянность. Писать о политике в российское издание мне показалось трудным, ведь я не был в России три с половиной года и не только российскую, будем считать, политику, но и вообще российскую жизнь больше не чувствую, а сделанные на большом расстоянии наблюдения постороннего человека вряд ли кому-то интересны. Но тут подоспели некоторые новости, которые я ощутил как касающиеся меня лично. Сначала в последние дни декабря я послушал интервью с Сергеем Гуриевым, которое он к тому же дал моему собственному сыну в подкасте «Короче». Так вот, популярный экономист и уважаемый оппозиционер назвал людей, сомневающихся в способности России в короткий исторический срок встать на путь прогрессивного цивилизационного развития, русофобами.
Итоги года. Константы и Конституция
8 ЯНВАРЯ 2021 // ДМИТРИЙ ОРЕШКИН
«Медиалогия» сообщает, что в 2020 году российские сети чаще всего обсуждали коронавирус: 304 млн сообщений. Это форс-мажор, поэтому пандемию оставляем в стороне. На втором и третьем местах (по сути на первом и втором) обнуленная Конституция и кризис в Беларуси – по 19 млн высказываний. Отравление Навального замыкает тройку с 9 млн. Странно, учитывая, что два его последних видео набрали по 20 с лишним млн просмотров. Но какие цифры нам дают, те и обсуждаем. В любом случае тенденция понятна: помимо ковида, рейтинг возглавляют три чисто политических сюжета. Сограждане проснулись? Нет, еще не совсем.
Итоги года. К алтарю брассом
7 ЯНВАРЯ 2021 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
Церковь, о которой весь прошедший год почти ничего не было слышно — если не считать борений со Среднеуральским монастырем и споров вокруг проблемы служить или не служить в период пандемии и если служить, то как, — под конец года вдруг оживилась и резво лишила сана череду священников и одного целого митрополита. Настоятель храма Михаила Архангела в Жуковском Алексей Агапов сам еще в августе попросился «на свободу», ибо церковь, в которую он пришел «в свои 17 (то есть 30 лет назад — С.С.), была иным пространством, чем сейчас. То было пространство позволения и приглашения к великому простору чуда. И это пространство, на самом деле, было создано всеми нами, нашим общим выбором изменить себя и окружающее. Выбор меняется...
Итоги года. Под прессом государства
7 ЯНВАРЯ 2021 // БОРИС КОЛЫМАГИН
2020 год останется в памяти как время закручивания гаек. Пандемия сократила и без того маленький островок свободы. Если брать религиозную сферу, то возросло давление на религиозные меньшинства. Его испытывают не только новые религиозные движения, такие как Церковь Последнего Завета («виссарионовцы»), но и традиционные конфессии — протестанты и альтернативные православные. Особенно сильно достается Свидетелям Иеговы. Сообщения об очередных обысках, арестах, допросах напоминают сводки с линии фронта. При этом рвение, которое обнаруживают исполнители, свидетельствует не просто о непонимании того, что такое справедливость, а о садистских наклонностях (ибо избиение, шантаж, требования заключения подследственных в СИЗО, когда можно обойтись домашним арестом, говорят именно об этом).
Итоги года. Кремль, отсекая все лишнее, готовится выстраивать «Постсоветское пространство 2.0»
6 ЯНВАРЯ 2021 // АРКАДИЙ ДУБНОВ
Александр Лукашенко, которого Запад перестал признавать в качестве легитимного президента Беларуси, готов через год, в декабре 2021 года, пригласить лидеров стран СНГ в Беловежье, чтобы там отметить 30-летие роспуска СССР. Идея амбициозная, прозвучала она экспромтом на саммите СНГ, проходившем в режиме on-line 18 декабря. Государственные лидеры, собравшиеся там клеточками на большом экране, люди все осторожные, никто даже бровью не повел в ответ на это гостеприимное предложение коллеги. Тем более, что председательствовал на виртуальном форуме президент Узбекистана Шавкат Мирзиеев. Уж кому, как не ему, знать, как привередлива бывает фортуна...
Итоги года. Крысы разбежались, идут быки
5 ЯНВАРЯ 2021 // АНТОН ОРЕХЪ
Сегодня особенно забавно изучать прогнозы на 2020 год. Астрологи, политологи, экономисты — никто не угадал. Только, говорят, какой-то чудо-мальчик из Индии пророчил всё то, что случилось. Но был ли мальчик? Бога своими планами насмешили решительно все. Однако я скромничать не стану. Потому что давал такой прогноз, которому трудно было не сбыться. Благодаря его обтекаемости и пессимистичности, с которыми в России никогда не прогадаешь. Ждать смены режима не приходилось. А при нынешнем режиме не могло быть никаких улучшений в экономике и вообще в жизни. Мы даже не могли просто остаться там, где стояли. Потому что такие режимы, как в России, с возрастом способны лишь деградировать. И чем дальше, тем вульгарнее и стремительнее.
Итоги года. В интересное время живем, товарищи!
5 ЯНВАРЯ 2021 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Говоря об итогах-2020 и перспективах-2021, трудно удержаться от банальностей. Лично для меня в 2020 году не произошло ничего такого, чего бы я не ожидал в плане трендов в 2019-м (конкретно коллизию с отравлением Навального, конечно, никто не ожидал). Хотя были и есть социальные группы, которые, одни, ждали обновленческую революцию, а вторые — что Россия еще больше встанет с колен и побежит с мировой цивилизацией наперегонки, укрепляясь в могуществе. Не случилось ни того, ни другого. Для революции в нынешней России практически отсутствует массовый этический импульс, запускающий процедуры перемен.
Итоги года. Политика в год пандемии
4 ЯНВАРЯ 2021 // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
2020 год стал одним из самых бурных и непредсказуемых для российской политики. Последствия принимаемых решений оказались иными, чем предполагали их авторы. Год начался с двух громких событий. Первое – отставка правительства Дмитрия Медведева, которое не справилось с задачей выхода на ощутимый для населения экономический рост. Кроме того, сильнейшим ударом по популярности и премьера, и кабинета в целом стало повышение пенсионного возраста в 2018 году. Слабая протестная активность по этому поводу не означала легитимации этого решения – просто люди пришли к выводу, что выход на улицу ничего не изменит, но может сильно испортить жизнь тем, кто «высовывается». Недовольство ушло вглубь, но не исчезло.
Итоги не радуют...
3 ЯНВАРЯ 2021 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Итоги 2020 года меня не радуют. Мы, россияне, продолжаем идти по гибельному «особому пути», пути противостояния с цивилизованным миром, с правовыми демократическими государствами. Нам это не впервой. Поэтому оценивая итоги прошедшего года, полезно вспомнить историю. Сто лет назад мы поверили в марксистско-ленинскую утопию, изгнали из страны три миллиона образованных и предприимчивых сограждан и очень многих россиян погубили на полях Гражданской войны, в ходе коллективизации и Голодомора, в процессе массовых сталинских репрессий.